Category: отзывы

spinne

Статьи по советской истории 2004 -2014

"О художественной ценности советской архитектуры"
"Современная архитектура etc" №4, Новосибирск, 2012. http://zkapitel.ru/doc/sa/Arhiv_SA_etc.
http://arch-heritage.livejournal.com/1575955.html
Часть 1 - http://dmitrij-sergeev.livejournal.com/502819.html
Часть 2 - http://dmitrij-sergeev.livejournal.com/503219.html



Письмо Эрнста Мая Иосифу Сталину.

«Современная Архитектура etc.», №3, июнь 2012, г. Новосибирск. http://archi.ru/lib/e_publication_for_print.html?id=1850569936

Collapse )

spinne

Из дневников Лансере: о конкурсе на Дворец советов.

В дневниках Евгения Лансере много упоминаний о конкурсе на Дворец советов 1931-33 г.
Лансере с архитекторами-конструктивистами, судя по дневнику, практически не общался, он даже не знал как произносится фамилия Ладовского. Его круг общения – те, кто благодаря конкурсу на Дворец советов вышел в ферзи. Лансере фиксирует в записях от 31 августа и 28 сентября 1932 г. рассказы победителей о том, что происходило за кулисами конкурса:

Запись от 31 августа 1932 г.:

«Недавно прочел в газете, что арх[итектурная] школа в Дессау закрыта за большевизм.
У Ив[ана] В[ладимировича] Жолтовского, чрез[вычайно] ласков. <...> Интересные рассказы И.Вл. (не шаржированные ли?) о повороте к классицизму.
Каганович: « Я пролетарий, сапожник, жил в Вене, люблю искусство; искусство должно быть радостно, красиво». Молотов любитель красивых вещей, Италии, коллекционер. Очень начитанный.
О снятии Гинзбурга, Лаховского (?) с профессуры, их работы — насмешка над сов[етской] властью. Анекдот о доме, выстроенном Гинзбургом. «Что они еще дешево отделались». Бр[атья] Веснины — в последний раз еще дали участвовать. На совещания приглашают Жолтовского и Иофана, арх[итектора]-коммуниста. О роли Щусева; о роли Луначарского — как ему велено было дать отзыв о проекте Ж[олтовского]: он 2 часа пробыл, одобрял; потом созвал ячейку, кот[орая] против; написал тезисы против Ж[олтовского]; велели «заболеть». Ал[ексею] Толстому приказано написать статью (под «нашу диктовку») за классицизм (Щусев: «вот мерзавец, а вчера ругал мне классику»); Ж[олтовский] : «Я так и знал, что поворот будет». Много о «золотом сечении». Позвал быть вечером. <…> Вечером — Грабарь, Бонч-Томашевский <…> Другой гений, по словам Ж[олтовского], — это о. Павел Флоренский. Сидели до часу. Жолтовский показывал свои проекты дворца (не совсем, но башня и торцовый фасад хороши)...»


Информация о том, что Гинзбург, Ладовский и Веснины пострадали из-за своих проектов на конкурсе никогда не всплывала в научной литературе, хотя исторический расклад очевидно не допускал иных вариантов. То, что известная статья Алексея Толстого была заказной, написанной «под нашу диктовку» и противоречащей его собственным взглядам, хорошо видно из самой статьи. Запись Лансере – важное документальное подтверждение этого факта.

Примерно о том же писал в мемуарах живший тогда в Париже эмигрант Роман Гуль, до которого, видимо, дошли какие-то рассказы из Москвы:
«На представленном Сталину списке писателей, которые долженствовали высказаться о стиле новых совзданий на месте взорванного храма Христа Спасителя, Сталин всех зачеркнул, написав “Толстой”. И Толстой разразился в “Известиях” саженным фельетоном».


Запись от 28 сентября 1932 г. (в то время идет работа над проектами четвертого, закрытого тура конкурса):

«...После Вахтанговского пообедал и у Щусева; застал там Жолтовского, они должны вместе представить один проект Дворца Советов. Я говорил с Сардаряном и Лежавой, но одним ухом слышал, как Ж[олтовский] величаво и снисходительно объяснял Щ[усеву] золотое сечение; а на другой день Щ[усев] снисходительно мне объяснял, что Ж[олтовский] запутался в своем проекте, в плане, и Ж[олтовский] очень рад, что их спаривают, сам же Щ[усев] снисходительно согласен «так и быть» помочь. Хороший мотив для водевиля (впрочем, очень специального) из жизни наших бессмертных — immortels. <…> Щ[усев] рассказал свой вариант о причине «падения» Гинзбурга и С° — из-за его, Щ[усева], письма с жалобою на какое-то позорящее Щ[усева] выступление этих молодцов. Что вандализмы в Москве, главным образом, идут не от правительства, коммунистов, а от «нашего брата-архитектора», от молодежи, хотят стереть все старое; но в то время, как Ж[олтовский] держится в стороне и молчит, Щ[усев] — выступает, борется...»

Сильным контрастом к записям об участниках сталинских архитектурно-художественных игр выглядят вклинившиеся между ними путевые записи от 1 и 3 сентября 1932 г.:

«...Все бегут. Рыльск снят со снабжения — нет хлебного пайка! Перехватывают хлеб у крестьян... <…> Такое же ужасное положение и в Лебедине; весь хлеб, даже не молоченный, — уже забран. Хлеб пекут из картофеля, из тыквы. Таня рассказывает об ужасной нищете на деревне еще весною. Весною был ужасный падеж лошадей — из-за голода. Ожидается страшный голод. Ее семья запаслась картошкою до января. А что будет дальше? Дров нет. Во дворе лишь поросенок и собака. И тут, и там — отчаянно плохая обработка земли. Мы видели из окна — ужасно засорение и тощие поля свеклы; сеют озимые по засоренной земле (сеялки, след[овательно] колхоз или совхоз). На одном селе — было 5000, теперь — 3500. 1,5 тысячи людей ушло.»

Еще о Дворце советов, 17 мая 1933 г. (неделей раньше, 10 мая, было объявлено, что за основу проекта Дворца Советов берется проект Иофана):

«...у Щусева. Его рассказ о провале проектов Дворца Советов его, Жолтовского, Щуко, а дали бездарности Иофану. Щусев юмористически рассказывал о «первосвященничестве» Жолтовского: ночной, с 12 ч., прием посетителей, которые по очереди ждут в приемной и по очереди принимаемы им; исповедует и поучает их, показывая чертежи и увражи, чуть не до 5 утра... Наш (мой) разговор о риске нового курса в пра[вительсве] на «изящество», ведущего к «ренессансу»...».


И еще интересное о роли Жолтовского в это время, подтверждающая его возвышение "княжеской милостью":

11 ноября 1933 г.:
«<…> B Ж[олтовский], и Щ[усев] считают, что архитектурный «фронт» ближайшие годы будет наиболее интересовать правительство. Ж[олтовский] дает уроки архит[ектуры] Кагановичу, «тайный профессор», назвал его Щ[усев.<...>»
spinne

Новая статья. "Мавзолей Ленина в Москве"

Дмитрий Хмельницкий
Проект Россия, 2014, №73

sovarch_051_01

История главного культового здания СССР – мавзолея Ленина – по-прежнему изобилует лакунами и загадками, несмотря на обилие научных публикаций и воспоминаний современников. Только в советское время о мавзолее вышло три книгиi и множество статей, дополненные разнообразными материалами, опубликованными за 25 постсоветских лет. Вполне таинственной выглядит история возникновения самой идеи мумифицирования тела Ленина и экспонирования его для всеобщего обозрения в специально построенном для этой цели мавзолее. Трудно объяснима (несмотря на несомненные художественные достоинства) архитектура последнего, каменного мавзолея. Она как будто возникла из пустоты, не связанная, на первый взгляд, напрямую ни с конструктивистской архитектурой предшествующей эпохи, ни с будущим сталинским стилем. Она не укоренена в 20-х годах и не оказала видимого влияния на 30-е, хотя автор мавзолея Алексей Щусев стал создателем многих образцовых сооружений сталинской эпохи. Но практически никаких связей с архитектурой мавзолея найти в них невозможно. Не прояснена до конца и история проектирования и строительства всех трех, сменявших друг друга, вариантов мавзолеев. Вопрос о том, кто придумал мавзолей никогда не ставился в российской историографии. Традиционно считалось, что он возник абсолютно естественным путем, как прямое выражение общественной потребности не расставаться навсегда с физической оболочкой любимого вождя. Политбюро просто пошло навстречу желаниям народа. В реальности ничего подобного быть, конечно, не могло. И трудно было представить себе в тот момент более экзотическую для всех, независимо от политических взглядов, идею, чем превращение тела умершего председателя СНК СССР в мощи. Когда 21 января 1924 года умер Ленин, членами Политбюро кроме него были Троцкий, Зиновьев, Каменев, Рыков, Сталин, Томский. Кандидатами в члены — Бухарин, Калинин, Молотов, Рудзутак. Тройка Зиновьев-Каменев-Сталин в это время вела борьбу с Троцким, который стремительно терял свои позиции. Кроме того, его не было в это время в Москве. Из членов правящего триумвирата, пожалуй, только один Сталин был психологически способен придумать, продумать и в считанные дни пробить фантастическую идею мумификации трупа Ленина и превращения его в религиозно-пропагандистский символ. У него хватало и фантазии, и власти. Тогда Сталину было еще не до художественных проблем. Закладывая культ Ленина, он разрабатывал долгоиграющую политическую идею. Документов на этот счет никаких не опубликовано, но вполне достоверную версию событий изложил в своих воспоминаниях, вышедших в1971 г. в США Николай Валентинов-Вольский. Старый член РСДП, меньшевик, Валентинов хорошо знал Ленина по дореволюционному времени. В середине 20-х годов он работал зам. главного редактора органа ВСНХ «Промышленная газета» и близко знал едва ли не всю большевистскую верхушку. История,изложенная в его воспоминаниях была рассказана Бухариным Рязанову и дошла до Валенинова в пересказе.: «Троцкий в своей автобиографии писал, что «На Красной Площади воздвигнут был при моих протестах недостойный и оскорбительный для революционного сознания мавзолей». Когда Троцкий протестовал? Конечно не тогда, когда мавзолей с бальзамированным трупом Ленина уже появился. Тогда протестовать было поздно и невозможно, да и во время появления мавзолея Троцкий был не в Москве, а в Сухуме.
Collapse )
spinne

От пайки к сдобному пирогу: что такое хорошее жилье?

Вышла моя статья о современной жилой архитектуре в журнале ЭКА.ру:
http://www.ec-a.ru/index.php?mn=razdel&mns=hxsb1p68nh7jd_ru
..........................

От пайки к сдобному пирогу: что такое хорошее жилье?
Ключевая проблема жилищной архитектуры в России – в том, что никто из участников процесса – ни заказчики, ни авторы, ни девелоперы, ни государство – не понимает, что такое хорошее жилье, убежден историк архитектуры, архитектор Дмитрий Хмельницкий.


Дмитрий Хмельницкий // 28 января 2010

Изначально тема статьи, заданная редакцией журнала, звучала так: "Что такое хорошее социальное жилье?" По-моему, ответить на этот вопрос несложно. Социальное жилье – это жилье, которое полностью или частично финансируется государством и сдается малоимущим гражданам по фиксированным ценам, которые заведомо ниже рыночных. Социальное жилье абсолютно ничем не отличается (и не должно отличаться) от иного жилья (коммерческого). Точно так же, как повседневные продукты: хлеб, молоко, колбаса, распространяемые благотворительными организациями, не могут отличаться по качеству от того, что можно купить в обычном магазине за деньги.

Специфика проектирования социального жилья в том, что при этом должны выдерживаться некие планировочные нормы, позволяющие заранее знать, для семьи какого размера эта квартира предназначена. И гарантирующие этой семье определенный минимум комфорта. Проблемы социального жилья в стране решаются в последнюю очередь архитекторами, а в первую – государством. Государство устанавливает нормы обеспеченности жильем жителей страны, определяет объем необходимого для этого финансирования, заботится о том, чтобы строительство было максимально экономичным и устанавливает нормы качества социального жилья.

Насколько я могу судить по публикациям в российской архитектурной прессе, ключевую проблему жилищной архитектуры в России можно сформулировать другим вопросом – «Что такое хорошее жилье?» Этот вопрос касается не только того, что очень часто, к сожалению, презрительно называют «социалкой», но и того, что уважительно (тоже, к сожалению) называют «элитным жильем». И того, что двусмысленно и неопределенно называется жильем «эконом-класса».

Collapse )
spinne

Продолжение вранья про Голосова

Автор вот этой нелепой рецензии на мою статью: http://dmitrij-sergeev.livejournal.com/202846.html

продолжает научную деятельность: http://synthart.livejournal.com/85255.html?view=537863#t537863

Он приводит цитаты Ильи Голосова из журналов 1933-35 г., где тот кается в прошлых конструктивистских грехах, как пример искренности его отказа от конструктивизма!

Абсолютно советская противоестественная логика.

В это время, после весны 1932 г., уже ни один архитектор не мог публично высказывать собственные мысли, и тем более защищать конструктивизм. Из этих цитат видно только одно - Голосов кается в прошлых грехах, чтобы остаться на плаву. Такие декларации требовались тогда от всех. И ничего другого говорить было нельзя.

Здесь же заяляется, будто Голосов делится с читателями своими личными взглядами. И делаются из этой подставы совершенно ложные выводы о добровольности его отказа от конструктивизма.

Совершенно не понимаю, что заставляет людей заниматься такими откровенными фальсификациями. Ведь себе дороже.

Совсем недавно беседовал с типом, автором сочинения "Сталин против великой депрессии", который на голубом глазу утверждал, что подсудимые по "Шахтинскому делу" действительно были вредителями.( http://dmitrij-sergeev.livejournal.com/196530.html) Он лично сделал такой вывод из изучения материалов дела!

Здесь, по-моему, тот же самый случай. Это же надо - по статьям в журналах тридцатых годов судить о действительных взглядах людей! И претендовать на некую научность. Странное поколение любителей истории архитектуры наросло.

Здесь дискуссия: http://synthart.livejournal.com/85255.html?thread=537863#t537863

И изумительная концовка беседы:
"Эти байки про дикие лагерного вида бараки и примитивным образом украшенное жилье для номенклатуры я слышал, хватит. Все эти рассуждения про "конструктивизм и свободу творчества", весь нехитрый арсенал уловок - только средства для планомерного и методичного глумления над прошлым, глумления над памятью нескольких поколений архитекторов. На такие рассуждения у вас нет ни малейшего морального права. Время примитивных исторических спекуляций проходит. Думаю, вскоре уже появятся серьезные и объективные исследования на эту тему. Закончим эту тему"

Похоже, что коммунист, но неправдоподобно примитивный.
Даже в глухие советские времена, такой публики в нашей профессии не было. Стеснялись как-то.
Племя младое и совсем незнакомое.
----------------------------------------
Так. Выяснилось, что персонаж меня забанил, а дискуссию то ли ликвидировал, то ли спрятал. К сожалению, сохранилось у меня не все, только отдельные куски.

Эдесь первая статья-рецензия на меня:


Collapse )
....................................................



Это второй текст:

Collapse )

......................................
Здесь дискуссия- http://dmitrij-sergeev.livejournal.com/203918.html

Это все интересно как первые признаки начинающейся кампании. Сейчас магазины завалены псевдоисторической литературой о сталинском времени, написанной сталинистами. Но архитектуры патриоты вроде бы еще не касались. Теперь видно, что кадры готовятся.
Между прочим, этот человек - модератор сообщества "Советская архитектура".
spinne

Дэвид Ирвинг, "Нюрнберг. Последняя битва".

Несколько отрывков из книги Дэвида Ирвинга, "Нюрнберг. Последняя битва", Москва, 2005.
Здесь речь идет о планах Сталина использовать после войны в качестве репараций рабский труд пяти миллионов немцев. Описывается ситуация весны 1945 г., когда судья Джексон, назначенный главным американским обвинителем в будущем суде над нацистскими преступниками, борется с планом министра финансов США Моргентау, который предполагал послевоенное экономическое разорение Германии и ликвидацию военных преступников без суда.


Collapse )