Dmitrij_Chmelnizki (dmitrij_sergeev) wrote,
Dmitrij_Chmelnizki
dmitrij_sergeev

Categories:

Карл Альбрехт, "Преданный социализм"

Глава из книги немецкого коммуниста Карла Альбрехта, "Преданный социализм" ("Der verratene Sozialismus", Berlin 1938). Альбрехт (1897-1969) работал с 1924 г по 1934 в СССР. Лесной инженер, под конец высокопоставленный партийно-хозяйственный деятель, в рамке замнаркома. Был инспектором всего лесного хозяйства и лесной промышленности СССР. В 1933 г. арестован, приговроен к расстрелу, помилова, выслан в Германию.

"Экономическая война, а вовсе не получение валюты, была конечной
целью советского лесного демпинга.


Хотя разумные, знакомые с состоянием мировых рынков политики и хозяйственники СССР, как например Сырцов, Рыков и монгие другие в ЦК партии, поднимали бурю против каждой попытки демпинга, призывали к благоразумию, требовали прекращения этого безумного выбрасывания гигантских масс древесины на мировой рынок, — Сталин оставался при своем лозунге: «демпинг любою ценою». Противники этого маневра доказывали массой документальных материалов, что уже в 1926/28 годах, благодаря этой системе, Советский Союз понес милионные потери на валюте. Эти люди, осмеливавшиеся говорить правду, были устранены.
В 1926/27 году были грубо нарушены заключенные с конкурирующими лесоэкспортными странами, Финляндией, Швецией и Норвегией, соглашения о разделе рынков и об установлении цен и массы сырых и пиленых лесоматериалов были брошены на голландский и английский рынки.
Вследствие этой безумной хозяйственной политики в течение нескольких дней цены на лес упали до 60 % прежних мировых цен.
Эта «операция» была предписана Политбюро по личному приказу Сталина.
Сталину было важно прежде всего создать материальные и внутриполитические трудности для ненавистной «белой» Финляндии, основным экспортным предметом которой был лес. Благодаря стремительному падению мировых цен на лес, Финляндия понесла миллионные убытки, которые вызвали серьезные затруднения в финском бюджете. Целый ряд предприятий лесной промышленности вынужден был остановиться. Много крупных лесных экспортеров обанкротилось, так как мир покрыл свою потребность «дешевым русским лесом».
Тогдашний министр внутренних дел Финляндии Макконен, у которого я несколько дней гостил в его имении под Выборгом, горько жаловался на то, что в Финляндии, Швеции и Норвегии вследствие московского демппнга пришлось уволить массу рабочих лесной промышленности. Этим странам демпинг, проведенный по личому приказу Сталина, принес огромный хозяйственный вред.
Сталин тогда определенно подчеркивал, что все эти меры прежде всего должны послужить для увеличения безработицы в Финляндии, Швеции и Норвегии, а кстати и в Канаде. А эта безработица должна была привести к энергичному развертыванию революционного движения в этих странах. Кроме того, этим странам нужно было дать понять, что они в своей внешне-политической деятельности должны приноравливаться к желаниям СССР, иначе в любой момент может быть повторение такого рода хозяйственной войны.
Сталин уже давно рассматривал внешнюю торговлю Советского Союза как средство для достижения внешнеполитических целей.
Для того, чтобы иметь возможность в любой момент повторить этот политический маневр с демпингом, был создан англо-советский лесной синдикат в Лондоне. Его руководителем был назначен член коллегии Наркомзема Косырев. Я тогда тоже должен был быть переведен в Англию в качестве его заместителя. Я имел возможность долгое время близко наблюдать деятельность этого совершенно самостоятельного синдиката, который был очень слабо связан с Внешторгом.
Повторение гигантского демпинга на мировых лесных рынках в 1930 году имело, впрочем, другие причины, чем в 1926-27 годах.
В рамках первой пятилетки Советский Союз принял на себя гигантские обязательства по отношению к странам, поставляющим машины. Эти обязательства должны были быть выполнены во что бы то ни стало, иначе дальнейшее финансирование, в особенности текущие переговоры о государственных кредитах, были бы поставлены под угрозу. |
Предусмотренные советским бюджетом поступления за уже запроданные за границу гигантские массы хлеба оказались фикцией. Благодаря трагическим результатам принудительной коллективизации, сельскохозяйственный сектор сдал. Из уже запроданного количества хлеба, несмотря на все насилие и террор, нельзя было доставить даже и половины.
По мнению Сталина и его Политбюро оставался только один выход: пополнить гигантские потери на хлебной валюте удвоением поступлений за лес.
Иманно тогда бросил Каганович в массы опасный лозунг «заем у леса».
Несмотря на протесты своих и иностранных лесных специалистов, немделенно началась никогда еще навиданная безмерная вырубка леса.
Прежде всего были отброшены с такой тщательностю в течение последних десяти лет выработанные планы использования и освоения лесных богатств. Избранные лично Сталиным истребители леса, типа Бергавинова и Фушмана, позаботились о том, чтобы с помощью многих сотен тысяч раскулаченных крестьян и их семейств, колоссальное количество леса, в условиях тяжких принудительных работ, было доставлено с Севера России, из Карелии, Сибири, с Дальнего Востока к рекам и железным дорогам для отправки оттуда за границу. [
Сталин лично приказал, чтобы, вопреки всяким хозяйственным соображениям, тысячи железнодорожных составов с лесом были посланы с северного Урала в Ленинград и оттуда, морским путем, в Голландию и в Англию."
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments